Перейти к основному контенту



Главная


Марат Бисенгалиев: Я вытянул счастливый билет

Он талантливый скрипач, призер престижных музыкальных конкурсов, лауреат премии «Тарлан». Где бы он ни выступал, ему всюду сопутствуют успех и удача, а ведь когда-то известного музыканта даже не хотели принимать в музыкальную школу. Об этом и многом другом газете «ЛИТЕР-Неделя» рассказал Марат Бисенгалиев.

— В московскую музыкальную школу я не попал, причем пробовал поступить туда дважды. Не брали меня не потому, что я плохо играл, а потому, что у меня не было абсолютного слуха. У меня и сейчас относительный слух. И, как мне кажется, он мне в какой-то мере даже помогает. Если я чувствую гриф, чувствую скрипку, то могу точно назвать ноту, но если мне «нажимают» ее на фортепиано, я не могу ее сразу определить. Так что у меня скорее осязательный слух.

Тогда тот факт, что меня не приняли, был для меня трагедией, мне хотелось быть похожим на своего старшего брата, который учился там с семи лет. Но сейчас, спустя годы, думаю, что мне все-таки повезло, ведь не поступив в Москве, я попал в класс Нины Михайловны Патрушевой. И вот как раз под ее руководством я сделал большой скачок. Патрушева в 70-е была на пике своей преподавательской деятельности, и я как раз попал в эту пору.

ЛИТЕР-Неделя: Выходит, солистом можно стать и не обладая абсолютным слухом?

М.Б.: Знаменитый английский скрипач Альберт Самонс, когда у него спросили, как стать солистом, ответил: «Жизнь солиста — это собачья жизнь, подумайте, хотите ли вы этого». Почему собачья? Потому что свою жизнь ты посвящаешь выбранному инструменту, плюс тут еще присутствует элемент неблагодарности. Одна известная певица говорила: «Ты настолько крут, насколько хорош твой последний концерт». И это действительно так, ведь достаточно одного или двух не очень удачных концертов — и ты можешь соскользнуть с этого пьедестала и потерять свое место под солнцем.

ЛИТЕР-Неделя: Вы тоже боитесь потерять свое место под солнцем?

М.Б.: Конечно, я испытываю постоянный страх за свои руки. Около года назад в феврале я попал в аварию в Бомбее, вследствие чего сломал указательный палец. Но по контракту у меня была запланирована целая череда концертов, которые я никак не мог отменить, по- этому мне пришлось играть со сломанным пальцем. И это, конечно, сказывалось на качестве игры.

ЛИТЕР-Неделя: На Западе сегодня модно страховать части своего тела, а вы об этом не думали?

М.Б.: Сейчас как раз идут переговоры с одним из казахстанских банков по поводу страхования моих рук на миллион долларов. И я думаю, что это будет первый для Казахстана случай, когда человек страхует часть своего тела. Но мне не хочется об этом думать, хотя это, конечно, какая-то гарантия, какое-то спокойствие.

ЛИТЕР-Неделя: Чем вам пришлось пожертвовать ради сольной карьеры музыканта?

М.Б.: По контракту, я не имею права заниматься экстремальными видами спорта, а также футболом, баскетболом и даже теннисом. Так что, как видите, лимитов достаточно.

ЛИТЕР-Неделя: Вы как-то сказали, что вам приятнее выступать на Западе, нежели в Казахстане, а почему?

М.Б.: Да, это правда, а причина в том, что у них со мной нет ни родственных, ни дружеских связей. Я просто выхожу и играю для публики, которая пришла насладиться музыкой. В Казахстане же помимо истинных ценностей классической музыки на каждый мой концерт приходят мои родственники, друзья, которые ждут от меня такого же хорошего вечера, как и в прошлый раз, они для меня самые строгие судьи, а потому ответ-ственность удваивается. Также на концерт приходят музыкальные критики, которые следят за каждым моим движением, и цель их визита — скорее увидеть какой-то курьез, нежели получить удовольствие от музыки. Здесь есть элемент какого-то конкурса, а я сейчас уже не хочу в них участвовать. Конкурсы необходимы молодым людям, а я хочу поделиться тем, что у меня есть, с людьми, которые по-настоящему это ценят, а не с теми, кто приходит по настоянию, по долгу или еще по какой-либо необходимости.

ЛИТЕР-Неделя: А сколько концертов нужно играть, чтобы не потерять форму?

М.Б.: Тут важно не количество, а регулярность. Не меньше одного концерта и не больше 31 в месяц. Очень важно, чтобы между концертами были перерывы, но порой в связи с плотным гастрольным графиком на сцену вынужден выходить почти каждый день. Вчера я смотрел запись концерта великолепного израильского виртуоза Гила Шахама. Так вот, когда он начинал свою карьеру, играл бесподобно, но сейчас он дает примерно 130 концертов год, и это, конечно, сказывается на его игре. Он, как мне кажется, потерял волшебство, контакт с публикой, и это уже больше похоже на ремесло.

ЛИТЕР-Неделя: Как вы относитесь к тому, что сегодня многие наши музыканты в погоне за славой и популярностью едут за границу?

М.Б.: Я должен сказать, что выход в Европу, Америку — совсем не гарантия того, что вы чего-то там добьетесь. Есть, конечно, индивидуалы, которые способны пробиться, но зачастую те, кто выехал из Казахстана, работают на подсадке в каких-то оркестрах. Так что это своего рода лотерея, кому как повезет.

ЛИТЕР-Неделя: Выходит, вы «выиграли в лотерею»?

М.Б.: Да, можно сказать, что я вытянул счастливый билет. Мне действительно страшно повезло, потому что при адском труде необходима удача. Когда на твой концерт с оркестром приходит глава крупнейшей фирмы, который практически сразу подписывает с тобой контракт, — это, конечно, большая удача. И уже буквально через два месяца я записывал свой первый диск.

ЛИТЕР-Неделя: Недавно вы презентовали алматинцам свой новый оркестр, а как возникла идея его создания?

М.Б.: Тот оркестр, который я создал в 1988 году — «Алтын Алма», был камерным. И, увы, с моим отъездом в Англию руководить его деятельностью было трудно, потому он прекратил свое существование. Этот же оркестр — симфонический, и о нем я мечтал всегда. Он стал первым частным симфоническим оркестром в Казахстане, который способен конкурировать с западными коллективами.

ЛИТЕР-Неделя: Похоже, ваши мечты сбываются, а о чем вы мечтаете сегодня?

М.Б.: Сразу после концерта-презентации я разговаривал с директорами банка, мы обсуждали не только будущее оркестра, но и проблемные вопросы. Например, то, что в Алматы до сих пор нет зала с прекрасной акустикой, такого, каким может похвастаться чуть ли не каждый европейский город. И вот сегодня я получил сообщение, что этот вопрос решается положительно. Так что, думаю, уже совсем скоро в южной столице появится концертно-развлекательный центр. Это будет зал, который непременно станет магнитом для самых лучших зарубежных и отечественных исполнителей и оркестров.

Беседовала Марго ЭРВАНД,

фото Сергея ХОДАНОВА, Алматы

http://www.liter.kz

« Все новости


© 2006—2017 ULYTAU, Империя Музыки